БелАЭС торжественно ввели в строй и спустя несколько дней, после аварии — взрыва трансформаторов, вывели. Уже без громких реляций. Оценить не столько этот факт, сколько саму затею со строительством атомной станции у границы Литвы, газета «Белорусы и рынок» попросила члена Генсовета ПАРТИИ ДЕЛА, известного российского ученого, государственного деятеля Булата Нигматулина.

Доктор технических наук, профессор, генеральный директор Института проблем энергетики, в 1998–2002 годах — заместитель министра по атомной энергии РФ, как атомщик с многолетним опытом, казалось бы, должен был радоваться тому, что Беларусь стала «атомной державой». Однако, будучи профессионалом, Булат Нигматулин критично подошел к экономической составляющей процесса.

— Насколько важна и нужна АЭС для белорусской экономики?

— В 2012 году я выступал в Минске на конференции по энергетике с докладом «Развитие электроэнергетики России и Беларуси. Цена фантазий». И в лицо полутора сотням участников сказал: АЭС абсолютно не нужна Беларуси! Причем я пояснил эту точку зрения, опираясь на простые выкладки. Главная причина: в 2012 году электропотребление в вашей стране было на 30% меньше по сравнению со временами БССР, и неизвестно, восстановится ли прежний показатель когда-либо. В 2019 году потребление осталось на том же уровне.

Второе. Два блока по 1200 МВт — это невозможная нагрузка для вашей энергосистемы, она их не сможет «переварить». Я тогда спросил вашего министра энергетики: зачем вы это делаете? Внятного ответа не дождался. Лукашенко, убежденный толкателями проекта, дал ему указание — он и рад строить, бюджет осваивать.

На той конференции был и глава Национальной академии наук Беларуси Анатолий Русецкий, после моего выступления он ушел. Я догнал его уже этажом выше, в приемной, и вручил материалы своего выступления, где четко, по пунктам расписывалось, почему Беларуси не нужна атомная станция. Я просил передать эти материалы Лукашенко, но по глазам увидел: не передаст, не будет ввязываться, струсит. И в России, и в Беларуси это огромная беда: у многих ученых позиция «чего изволите?».

Если Беларусь не будет рассчитываться с Россией за станцию, то да, логика в ее строительстве есть. Если же за нее придется заплатить 13–14 млрд долларов за 25 лет (из расчета 3,3% годовых на потраченную часть 10-миллиардного кредита), то есть примерно 0,5 млрд в год, то это непомерная нагрузка для экономики Беларуси. Ведь вы и так должны платить 1,5 млрд долларов в год по другим кредитам, а тут еще полмиллиарда сверху. Ежегодные выплаты 2 млрд долларов — неподъемная нагрузка для беднеющей страны, они грозят превращением страны в экономический протекторат России.

— Но белорусские власти утверждали, что ввод АЭС позволит сэкономить около 2 млрд долларов в год — за счет сокращения закупок газа. Потом экономия резко «усохла» до 500 млн — примерно на среднегодовой размер выплат по пересмотренному кредиту. В разговоре со мной заместитель министра энергетики Михаил Михадюк заявил, что «полная первая загрузка в один реактор обходится примерно в 130 млн долларов. В год меняется 25% топливных сборок, то есть годовые затраты — порядка 35 млн долларов». Реалистичны ли эти цифры?

— Да, реалистичны. Но что, две тысячи человек на станции будут работать бесплатно? А другие расходы? Стоимость ядерного топлива в себестоимости электроэнергии на атомных станциях в РФ составляет в среднем 13% (почти все станции полностью амортизированы), в США — 20%! На вашей АЭС будут примерно те же цифры. Какая экономия?!

Есть вторая сторона медали: по какой цене покупается газ у России? какова стоимость отпускаемой электроэнергии? какой объем конкретно будет экономиться при конкретной выработке на АЭС? Если понятные и четкие цифры не называются, можете смело слать этих чиновников подальше: они энергетические и экономические невежды.

— Согласно госпрограмме увеличения энергопотребления, главным пунктом является установка по всей стране энергокотлов для выработки тепловой энергии и «слива» электроэнергии с АЭС через них. Почему ничего подобного нет в России?

— Это очень дорогостоящее удовольствие, установка таких котлов будет убыточна. У белорусских властей есть возможность играть с долгосрочными инвестициями?

— Вторая надежда властей — массовое распространение электротранспорта. Насколько эта затея поможет решить проблему с ночным провалом? Во сколько она может обойтись для бюджета?

— В сотни миллионов долларов, если не миллиарды. Игрушки с зеленой энергией и ее производными — это для очень богатых стран. Тем более что сейчас очень дешевая нефть, очень дешевый газ — не по 140 долларов за баррель, а по 40, не по 400 долларов за тысячу кубометров, а по 150.

Зачем же вкладывать огромные деньги в эти проекты, когда у учителей, врачей и других бюджетников маленькие зарплаты, а у пенсионеров мизерные пенсии? Насколько все эти проекты будут эффективнее существующих? Вы спросите у чиновников, которые рисуют «прекрасное завтра»: насколько? Пусть назовут конкретные данные, чтобы за каждой цифрой стояла фамилия!

— О цифрах. Коэффициент используемой установленной мощности (КИУМ) БелАЭС выведен на заоблачную высоту — 92%. От него зависит срок окупаемости, определенный в 18 лет. Эти цифры реальны?

— Нет, конечно! В России средний КИУМ атомных станций — 83–84%. Ваша станция не может непрерывно работать на полную мощность. Александр Новак, бывший министр энергетики РФ, ныне — вице-премьер, сказал, что электроэнергия с БелАЭС в российскую энергосистему поступать не будет: нам свою девать некуда, да и энергопотребление не растет. Так что «сплавлять» вам электроэнергию с атомной станции будет некуда, и она будет простаивать, следовательно, КИУМ будет не 92%, а 50%, а может быть, и 30–40%! И не только в первый год, который вы потратите на опытную эксплуатацию.

— Но в интервью Михаил Михадюк сказал мне, что КИУМ БелАЭС будет выше российских АЭС, потому что это новая станция, а ваши — старые.

— Что?! (Смеется.) Я так понимаю, он не атомщик, ничего не понимает в этом и говорит полную чушь. Да, КИУМ хорошей, новой, отработанной атомной станции может быть и 90%, но если в Беларуси потребителя нет (и не будет), то и использовать эту электроэнергию некому. Этот показатель в первую очередь зависит не от «старости» станции, а от имеющихся потребителей!

Да, сейчас белорусские власти будут «убивать» работающие на газе тепловые станции, чтобы «освободить место» для АЭС, но это не даст заявленных результатов. В российской энергосистеме КИУМ — 83%, но в РФ есть потребители и энергосистема еще со времен СССР сбалансирована по типам генерирующих мощностей. А БелАЭС, дай бог, на 50% выйдет, и будете в Россию бегать: дайте нам возможность экспортировать.

Но у нас нет для вас потребителя, даже наши станции не загружены, та же Смоленская. А чтобы вашу электроэнергию принять, придется и вовсе один блок заглушить. Да, через несколько лет начнут выводить из эксплуатации старые энергоблоки на Смоленской АЭС, по планам первый — в 2027 году. Вроде бы появляется возможность для вас экспортировать, но куда девать 27-тысячный Десногорск, где живет персонал АЭС? Поэтому запланировано на тот же 2027 год введение первого блока новой станции, которая будет построена там же.

— А если РФ все же станет покупать энергию с нашей АЭС (ради оплаты кредита)?

— Тогда придется заглушить Смоленскую АЭС, потому что нет у нас потребителей для вас, к тому же и «Росэнергоатом» выступит резко против: им самим зарабатывать надо, зачем им белорусская электроэнергия в системе?

— Реалистично ли при запуске двух энергоблоков БелАЭС не попасть в ловушку ночного провала?

— При запуске двух блоков у вас не то что ночной, у вас и дневной провал будет! То есть круглосуточный провал. Ночной у вас при одном работающем блоке будет. Так что БелАЭС — в полном провале, и ночном, и дневном.

— Всего через пару дней после запуска на БелАЭС взорвались трансформаторы. Похожий случай был на ЛенАЭС…

— Они иногда взрываются — из-за того, что регулировки должной нет, или из-за заводского брака. Заменить их несложно, правда, стоит это оборудование от нескольких десятков до нескольких сот тысяч долларов.

— Есть ли возможность поставки белорусской электроэнергии в страны Балтии?

— Только гипотетическая. Это можно было бы сделать, не разругайся ваши власти с литовцами. Не случайно же АЭС построили не вблизи больших промышленных объектов, а у границы с Евросоюзом — с прицелом на экспорт, надо полагать. Не спрося у соседей, в 50 км от их столицы… И теперь литовцы не только отказались от покупки белорусской электроэнергии, но и соседей подговорили. Прибалты постепенно отключаются от энергокольца БРЭЛЛ (Беларусь — Россия — Эстония — Латвия — Литва) и замещают его Nord Pool — энергобиржей ЕС. И без проблем покупают электроэнергию у европейца в среднем менее 4 евроцентов за кВт∙ч.

— Министр энергетики Беларуси Виктор Каранкевич заявил, что «в случае увеличения электротранспорта до 10 тыс. единиц объем потребления электрической энергии составит около 80 млн кВт∙ч. Как бы вы оценили эти слова?

— Не позавидуешь ему. Он должен хоть что-то говорить, рассказывать, куда будут девать электроэнергию с АЭС. Но не байками кормить, а говорить на экономическом языке. А именно: сколько нужно проинвестировать и куда, чтобы появились эти 10 тыс. электромобилей, и когда эти инвестиции окупятся. И журналисты должны спросить: для чего огород городить ради скромных 80 млн? или даже 800?

— Учитывая все вышесказанное: когда окупится БелАЭС?

— Никогда. За химеры и растраты придется отвечать.

Источник: газета для деловых людей «Белорусы и рынок»
Источник фото: газета для деловых людей «Белорусы и рынок»

Назад к списку
Поделиться
Следующая новость
Почему Советский Союз рассыпался в прах в течение всего одного года