Некоторые на этих идеях умудрялись создать карьеру. Потом, через десятки лет, идеи обычно меняются, но что же остаётся? Увы, о некоторых все причастные стараются просто забыть. А надо иногда и вспоминать.

Курс на реформы, взятый в нашей стране в 90-е годы, предусматривал в качестве важнейшего элемента опору на привлечение иностранных инвестиций в производящие отрасли, причем предполагалось, что эти инвестиции выведут отечественное производство на мировой уровень качества и конкурентоспособности, с тем, чтобы они, а не сырьевые отрсли, зарабатывали для страны валюту. Причем предполагалось, что некие инвесторы привезут сюда не только деньги, но и новые технологии и ноу-хау, и научат нас всему, что знают и умеют. Я пишу это и не могу сдержать улыбки, но ведь это утверждалось в 90-е годы на полном серьёзе!

Идея эта явно подразумевала неспособность нашей страны и нашего народа сформулировать цели развития, создать механизмы для их достижения, сконцентрировать ресурсы. Вот так просто придут некие «инвесторы», осмотрятся, решат «вот здесь будет такой завод, а здесь — этакий, и будут на них производить то-то и то-то», и вынут из кармана пачки денег. И всё заработает.

Я ничуть не утрирую, уровень представления о будущем нашей страны был в общем именно такой. Причем сторонники этой идеи, похоже, просто не понимали, что «инвестиции» — это долг, который нам надо будет вернуть, причем с процентами. Так далеко никто не заглядывал, а многие и вообще считали, что «инвестиции» — это просто так. Даже и без отдачи.

Сейчас, по прошествии многих лет, я склонен думать, что основные агитаторы и не были искренними адептами этой идеи. Они проталкивали на самом деле механизм свободного перемещения капитала через границу. Людей убеждали, что благодаря новой системе капитал будет притекать в страну и оказывать свое благотворное действие, а в на самом деле речь шла о том, чтобы формирующийся здесь капитал вывозить из страны.

Я даже написал рассказ-аллегорию, о некоей засушливой горной стране, которая сохраняет воду сложной системой запруд и плотин, и как некие реформаторы уговаривают граждан разрушить эти плотины, чтобы облегчить приток воды снизу, из долины, где этой самой воды в избытке. Редактор рассказ не взял, сказав: «слишком сложная аллегория, читатели не поймут».

Через 25 лет оказалось, что вода вверх не течет, а инвестиции в нашу страну тоже не идут. По вполне понятным причинам: производство в нашей стране дорого, издержки высоки; бананы дешевле выращивать в Африке, джинсы и кроссовки шить в Южной Азии. Нет смысла вкладываться в котельные и теплотрассы, когда можно построить фабричку без всего этого, очень кстати дорогостоящего.

Почему же я заподозрил неискренность? Если бы реформаторы честно хотели повторить успехи «азиатских тигров», то они изучали бы и пропагандировали опыт этих стран, в первую очередь — Китая. Какое там законодательство, как работают банки, как взаимодействует с внешним миром финансовая система, построенная на юане. Ничего этого не было сделано, и более того: некоторые важные для китайской системы элементы явно отвергались. Например, контроль за коррупцией. И это я еще не говорю о политической системе Китая, построенной вокруг руководящей роли Компартии Китая.

Кому не нравится коммунизм — могли бы изучить опыт Сингапура. Там компартия вообще запрещена. Но… однопартийная система, власть одного лидера, весьма недемократичные порядки… и экономический успех. Но нет, это нам тоже не подходит.

В общем, я уже даже не хочу продолжать то, чем занимался еще 25 лет назад — объяснять всем и каждому, почему иностранный промышленный капитал не будет создавать у нас «мировую мастерскую». У него для этого есть много более удобных мест. К нам иностранный капитал придет — но только для того, чтобы эксплуатировать наш внутренний рынок, извлекать из него прибыль, в основном торговую — а вот зарабатывать иностранную валюту он предоставит нам, туземцам. «Сами, всё сами».

Задача новой индустриализации иностранным капиталом так и не была выполнена, а некоторое количество всё-таки привлеченных иностранных инвестиций (тут можно отметить определенную роль РФПИ) всё так же ориентированы, во-первых, в основном не на производство, а во-вторых, исключительно на эксплуатацию внутреннего российского рынка, то есть, в конечном счете, на вывоз из страны в качестве прибыли той же самой валюты, заработанной другими, в основном сырьевыми отраслями.

Явно неработающая концепция, казалось бы, должна была быть отвергнута уже давно, но, по причинам неэкономического свойства, она до сих пор в ходу, и невнятные призывы «о привлечении» до сих пор иногда звучат. А ведь не зря говорится: «если ты заметил, что сидишь на дохлой лошади — слезь с нее». На этом транспортном средстве далеко не уедешь…

Так о чем говорит нам достигнутый за 25 лет опыт? Думаю, для многих очевидно, что основные источники инвестиций у нас — внутренние. Но это означает, что единственный наш инвестиционный ресурс — это те капиталы, которые сейчас вывозятся. Даже по скудным официальным данным, за прошлый год это 42 млрд долларов — немалая сумма. Беда лишь в том, что владельцы этих капиталов, сформировавшихся здесь, в нашей стране и за счет нашей страны — не считают эти деньги инвестиционным капиталом. Они видят для них какое-то иное применение.

Как простимулировать этих владельцев, какие проекты для них предложить и на каких условиях — вот задача из задач, и решать ее придется, и побыстрее — а то как бы не стало поздно.


В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»

Источник фото: svecart.ru

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Чарльз Дарвин и Адам Смит снова в бою