На открытии памятника в Алуште цесаревичу Николаю Александровичу и принцессе Алисе Константин Малофеев произнес речь, в которой святость императорской четы выводится им из якобы принесённой ими жертвы: «… Они взошли на Голгофу за нас, за весь русский народ. Не послали на гражданскую войну своих подданных — сами отступили от престола. И сами, впереди своего народа, первые вошли в Царствие Небесное…».

На мой взгляд, это утверждение является ересью царебожия. Уже много лет одна часть церковного народа навязывает другой веру в то, что царская семья добровольно принесла себя в жертву за русский народ. В результате другая часть русского народа (многократно большая первой), стоящая за церковной оградой, внутрь Церкви не идёт, молча недоумевая…

Нам, христианам, надо твёрдо помнить и верить, что на Голгофу один раз за нас всех взошёл только один человек: Богочеловек Иисус Христос. Пора церковным людям, которые не согласны с приравниванием Николая II к Самому Христу-Спасителю, перестать молчать.

Евангелие нас учит, что любое деяние определяется по плодам: так где же положительные плоды такой «саможертвы» Николая II для России? Их нет. Наоборот, своим добровольным отречением от власти последний царь толкнул Россию в страшную Гражданскую войну.

Не соответствует действительности и утверждение, что члены царской семьи «первые вошли в Царствие Небесное». До царской семьи пострадали от большевиков 47 новомучеников: первым смерть принял священномученик (сщмч.) Иоанн Кочуров 13 ноября 1917 г.; в январе 1918 г. — 3 новомученика, среди них сщмч. Владимир Богоявленский, митрополит Киевский; в феврале — 6; в марте—апреле — 6; в мае — 7; в июне — 9, в том числе сщмч. Андроник Никольский, архиепископ Пермский и сщмч. Гермоген Долганев, епископ Саратовский, в июле — 11.

На примере этой ошибки хорошо видно, как пристрастное почитание царской семьи препятствует вхождению в опыт духовной жизни христианина почитания новомучеников.

Как правило, почитатели царской семьи не могут назвать имена хотя бы трёх новомучеников, но царскую семью называют мучениками в нарушение решения Архиерейского Собора, который их канонизировал как страстотерпцев.

Церковному обществу давно пора прийти к согласию в том, что не стоит канонизацию Николая II переносить на всю его жизнь государственного деятеля, далеко не бесспорную.

Церковь канонизировала Царя и его ближних как страстотерпцев и только за последние месяцы, может быть недели, заточения, которые закончились расстрелом. Почитателям царской семьи лучше стоило бы заниматься сбором бесспорных чудес по молитвам к ним, которыми Бог отмечает святого, и делать это достоянием общества.

А идеологию русской гражданской нации можно обрести только на основе этнокультурных ценностей русского народа, которые сами по себе близки к христианским заповедям и по факту исторически приняты всеми малыми народами России, в отличие от Православия, которое является религией только русского народа и некоторых других.

Кладезем такого исторического опыта является как раз советский период истории России, наряду с московским, киевским и новгородским, но не романовский, к сожалению.

Полноценное русское учение, способное нас объединить, обретается в творческом наследии Николая Яковлевича Данилевского (основная часть которого — его знаменитая книга «Россия и Европа») и в житиях и творческом наследии мучеников и исповедников Русской Православной Церкви, но никак не может быть обретено (выведено) из жизни только одной семьи Николая II.

Почему идеология царебожия никогда не будет национальной идеологией ни русской нации, ни даже русского народа?

— Потому что современное поколение не имеет никакого отношения к клятвопреступлению и к убийству царской семьи;

— потому что клятвопреступником является сам царь, отказавшийся от своих подданных, не пожелавший ни исповедовать Веру и принять смерть от «заговорщиков» (если предложение об отставке считать заговором), ни предать «заговорщиков» трибуналу и расстрелять;

— потому что требование покаяния за грехи, которые христианин не совершал, является ересью.

Константин Малофеев разместил крайне идеологизированный текст, посвящённый исходу белых из Крыма:

1). «Революция выплеснула за пределы Родины лучших её сыновей». Это утверждение не соответствует действительности: большинство «лучших людей» как раз осталось в Советской России.

Сам Деникин признает в своих дневниках, что победили в Гражданской войне царские офицеры на службе у Красной Армии (сотни — только генералов), которые её и создали на самом деле; далеко не всех царских офицеров на службе в Красной Армии коснулись репрессии (из 44 командующих фронтами ВОВ — 17 царских «золотопогонников», из них несколько маршалов); среди русских конструкторов-эмигрантов выделяется своим масштабом фигура Сикорского (хотя русские отметились и в изобретении телевизора, и плутониевой бомбы…), но в Советской России от рождённых в царской период «лучших людей» и народившихся «осталось» несопоставимо больше научно-технических гениев, чем уехало.

Такое стало возможным, потому что большевики сумели извлечь всю пользу от русского языка, дающего доступ к основным мировым открытиям, выдвинув лозунг «знание — сила!», полностью преодолев царский «циркуляр о кухаркинах детях» 1887 г., ограничивающий доступ к образованию для детей из «неблагородных» слоев населения;

2) «От Российской Империи были отрезаны её природные части:.Польша…». Польша никогда не была «природной частью» России, включение её в состав России было большой ошибкой царского правительства; польская шляхта, принявшая католичество и изменившая делу славянского единства всегда была историческим врагом России;

3) На чужбине эмигранты «сумели сохранить русский дух, русское слово. Сохранить для нас ту Россию, которую мы потеряли». В действительности русская эмиграция сохранила дух романовской абсолютистской монархии, скроенной Петром по западному образцу, то есть не русский дух.

Но эмиграция не решила главную задачу: не сумела объяснить причину русской революционной драмы, а именно она обязана была это сделать, чтобы к 1991 г. мы имели полный историософский расклад причин обеих революций и именно на нём могли бы строить новую Россию.

Но вместо этого эмиграция оставила нам целую «свалку» своих узких оценок, обид и собственной высокой самооценки. Солоневича, который заявил, что Белое движение белым не было они решают убить.

Иван Ильин является признанным авторитетом русской эмиграции. Чтобы понять какой хаос царил в головах эмиграции обратимся к его утверждениям в последнем сборнике «Наши задачи», который написан с позиции «западного свободного мира» против «большевистского тоталитарного».

Автор становится жертвой и рупором западной пропаганды о планах СССР после 1945 г. захватить всю Европу, и не раздумывая пишет, что на это «бывшие союзники ответят войной. Осенью 1947 г. Америка располагала 60-ю атомными бомбами. Этого было бы достаточно, чтобы уничтожить военную промышленность Советов, разрушить их узлы и склады и расстроить их транспорт. С тех пор число и сила американских атомных бомб чрезвычайно возросли (Советы своих не имеют)», — без всякой оговорки-сожаления (зная о Хиросиме), что погибнут десятки миллионов его соотечественников.

4) «Мы знаем, кто ответственен за „красный террор“. Он был интернациональным… Коминтерн был фактически выносным правительством Советского Союза». Здесь Малофеев, как и все православные патриоты, не говорит, что этим «Интернационалом» руководили на самом деле «нерелигиозные интернациональные евреи», отсюда Советское правительство на 85% состояло из евреев, что признаёт даже Президент России. Лидером этой группы был Троцкий, которого Сталин выдворил из страны, и к началу индустриализации «Интернационал» в основном был побеждён, (остались одни «национальные евреи»).

5) «И предательство союзников, выбравших большевиков, согласных на разделение России». Предательство является нравственной категорией, которая применима в отношениях с ближними, а не в геополитике.

Можно привести много примеров, когда западные страны «предавали» Россию. Логичным результатом «победы» Белого движения, которое финансировали англичане, французы и японцы, стало бы расчленение России: платить пришлось бы и за царские долги, которые белые признавали, и за свои. Кроме того, в тылу Деникина Кубанская Рада не прочь была отделиться от России. Судить о большевиках надо не по их словам, а по делам: историческая Россия была ими восстановлена.

6) «Вожди Белой армии, за редким исключением, были „февралистами“. То есть поддерживали измену Царю. Это не ставит их в ряд с красными. Красные были хуже — они ненавидели не только Царя. Они ненавидели и Церковь…». Это верно, кроме одного: Церковь первыми «разлюбили» «белые», что стало источником размножения революционеров задолго до 1917 г.

Окончательно это обнаружилось, когда царь отменил обязательное причастие военным и госчиновникам: в Церкви осталось всего 5–10%; первые гонения на Церковь устроили Романовы (Пётр, Екатерина II, которая митрополита Арсения Мациевича лишила даже имени, записав «Вралём», замуровала в камере и уморила голодом).

7) «Нам, потомкам красных… есть в чем покаяться. Но и белым есть в чем. В том же самом. В клятвопреступлении. Весь народ давал Царю присягу перед Богом. Но не многие верные её сдержали. Большинство из них полегли на полях Великой войны… Мы никогда не узнаем, сколько точно их было. Но с горечью должны признать: их было меньшинство. … А мы, потомки большинства, должны принести покаяние перед Богом… в измене наших предков Помазаннику Божиему. Без этого покаяния не будет возрождения России».

Меня раскритиковали за материал, в котором мы такую точку зрения назвали царебожием и ересью (на мой ответ — никакой реакции). Современный человек не знает, как ему справиться со своими грехами, а тут его обвиняют (в нарушение всех основ христианского учения о грехе) в клятвопреступлении и грехе убийства царской семьи.

При этом автор не видит полного отсутствия логики: если царь отрёкся от Престола, то именно он — клятвопреступник, ведь он давал клятву в верности нации (Миропомазание на Царство).

Я предложил обществу в деле оценке романовского периода истории России опереться на свидетельства современников-мучеников и привел цитату сщмч. Иллариона Троицкого. В ответ — тишина. Значит сказать нечего.

Проблема, которую я поднимаю, не безобидна для всего гражданского общества: русские «царебожники» настолько раскачали тему «общенародного покаяния», что почти полностью закрыли церковное почитание новомучеников (1500 человек), а именно из их житий и творческого наследия с вопиющей ясностью обнаруживаются причины революции, а от видения их — один шаг до национальной идеологии, ядро которой может быть только в общественно-экономической сфере как для всей нации, так и для русского народа (Данилевский, книга «Россия и Европа»,1869 г.).

«Каяться» нам надо за развал СССР, сделав свободной религиозную сферу жизни которого можно было прийти даже к «Народной Монархии» Солоневича, сохранив социальные достижения.

В блогах публикуются оценочные суждения, выражающие субъективное мнение и взгляды автора, которые могут не совпадать с позицией Всероссийской политической партии «ПАРТИЯ ДЕЛА»
Источник: канал «Россия не Европа»
Источник фото: портал «Православное Закамье»

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Негативные черты романовской России