Сегодня российская налоговая система неумная, так как она делает производство в России невыгодным и разрушает российскую промышленность.

Налоговые законы сложны, запутаны и несправедливы. Собираемость налогов не превышает 50%. Система сбора таможенных налогов и пошлин крайне неэффективна. Система налогообложения добычи и экспорта полезных ископаемых требует реформирования.

На этих проблемах остановлюсь более подробно.

В России производить невыгодно. Этот тезис звучал здесь неоднократно. Возьмем, например, модельное предприятие, предложенное Минфином в «Основных направлениях налоговой политики», и посмотрим, что будет, если применить к нему американскую налоговую систему. Учтем, что в США нет НДС и налога на имущество предприятий; доход работников до 9 тыс. долларов в год налогом не облагается; у них социальные сборы — 13,3% против наших 30%; прибыль до 2 миллионов долларов в год, которая инвестируется в производство (идет на покупку оборудования), исключается из налогооблагаемой базы и налогом на прибыль не облагается. В результате получается, что в США налоговая нагрузка в восемь раз ниже, чем в России.

Аналогичная картина при сопоставлении с другими странами.

Поскольку работать невыгодно, промышленность разрушается. Производство многих видов продукции сократилось в десятки раз по сравнению с советским временем. Например, в 2015 г. производство ткацких станков, экскаваторов, бытовых пылесосов, шерстяных тканей, согласно Росстату, составило от 0,23 до 1,9% относительно уровня 1990 г.; производство тракторов, металлорежущих станков, часов всех видов, кузнечнопрессовых машин, мотоциклов — от 3,0 до 4,8%.

С другими видами продукции дела ненамного лучше.

Численность работников машиностроения сократилась с 9,7 млн чел. в 1990 г. до 2,6 млн чел. в 2013 г., т. е. на 73% или в 3,7 раза. Казалось бы, дальше некуда. Если аппроксимировать кривые снижения производства тех или иных подотраслей, можно по каждому производству определить, через сколько лет оно полностью прекратится. Некоторые прекратятся через год, некоторые — через два, некоторые — через пять.

Собираемость налогов в России не превышает 50%.

Как мы это определили? Например, подоходный налог и социальные сборы в 2015 г. были собраны с налоговой базы 22 триллиона рублей, а доходы населения, согласно Росстату, составили около 50, это то, что они посчитали, на самом деле больше. Другой пример: НДС был собран с налоговой базы 18 триллионов рублей, а добавленная стоимость, подлежащая обложению НДС, согласно Росстату, составляла 58 триллионов рублей.

Одни уклоняются от налогов, чтобы выжить, а другие — из принципа: зачем платить, если можно не платить?

Но налоговая служба с каждым годом работает эффективней. Если они всерьез применят уже разработанную систему АСК НДС-2 и другие новинки, то многие производственные предприятия закроются. Чтобы этого не произошло, надо создать нормальную налоговую систему, сделать ее умной.

Прежде всего надо совершенствовать систему подоходного налогообложения. И кто бы что бы ни говорил, пока у нас не будет прогрессивной шкалы, ничего хорошего не будет, и весь мировой опыт это подсказывает.

В России налоговая нагрузка на малые и средние доходы физических лиц существенно выше, чем в других странах. Например, необлагаемый налогом доход в Германии составляет 46 тыс. руб. в месяц, в США — 45 тыс. руб., во Франции — 32 тыс. руб., в Китае — 35 тыс. руб.

Если бы при сегодняшних зарплатах в России была французская или китайская шкала, то от налога было бы освобождено по меньшей мере 60% населения, а если бы немецкая или США — то 70–80% населения.

Совершенствование подоходного налога и связанная с ним реформа оплаты труда — одно из обязательных направлений налоговой и промышленной политики.

Мы предлагаем для России прогрессивную шкалу со следующими ставками:

Годовой доход, руб.  Ставка налога, %%
До 240 000 (20 тыс. руб./мес.) 0
Свыше 240 000 до 3 000 000 (250 тыс. руб./мес.) 13
Свыше 3 000 000 до 12 000 000 (1 млн руб./мес.)  30
Свыше 12 000 000 млн руб. 50

Предлагаемая шкала почти не затронет средний класс. При этом половина населения будет освобождена от уплаты налога. Увеличение налоговой нагрузки почувствуют 2–3% населения. При этом доходы бюджета вырастут на 1,5–2,0 трлн руб.

Одновременно с введением прогрессивной шкалы НДФЛ необходимо обеспечить эффективное администрирование этого налога и навести элементарный порядок с оценкой труда служащих предприятий с государственным участием. Например, можно принять закон, согласно которому доход руководителей предприятия не может превышать средний доход по предприятию больше, чем в 5–10 раз.

Большие резервы совершенствования имеет НДС.

Анализ собираемости НДС показал, что при номинале 18% реальная эффективная ставка НДС в 2015 г. не превышала 4,28%. Расчет простой: сумму собранного НДС, указанную ФНС в Форме 1-НОМ, делим на добавленную стоимость облагаемой НДС продукции, указанную Росстатом, и получаем собираемость НДС менее 30%. Кто-то скажет, что так считать нельзя. Но собираемость НДС 22,1% получена на примере анализа реальных отчетных данных одной из областных налоговых инспекций России.

Данные министра финансов А. Силуанова о собираемости НДС 94% явно преувеличены. В Европейском союзе собираемость НДС не превышает 75–80%.

Мы предлагаем ввести показатель «добавленная стоимость» в качестве налоговой базы НДС и основного отчетного показателя деятельности предприятия.

Добавленная стоимость в расчетном периоде равна валовой выручке предприятия от продажи всех товаров и услуг минус расходы на закупки товаров и услуг (включая и закупки основных средств) от других бизнесов. Мы предлагаем установить единую ставку НДС, равную 8%; сократить число льгот по НДС; НДС к уплате считать «прямым» способом как произведение добавленной стоимости и ставки налога; по опыту Китая, отменить или существенно снизить ставку возмещения НДС при экспорте сырья; 50% НДС оставлять регионам, что компенсирует им потери при введении предлагаемого нами необлагаемого подоходным налогом минимума в 20 тыс. руб./мес.

Реализация мер совершенствования НДС улучшит предпринимательский климат: упростится администрирование, снизится налоговая нагрузка на предприятие и ему будет безразлично, является ли плательщиком НДС его поставщик и насколько честно он платит НДС в бюджет. Кроме того, будут снижены розничные цены, сократится число дотационных регионов, повысится собираемость НДС с 30 до 90%, и бюджет получит дополнительно от 2,0 до 2,5 трлн руб. ежегодно.

Существенного совершенствования требует налоговое администрирование. У меня жена — бухгалтер. Я говорю: «Распечатай мне квартальный отчет по НДС». Она попыталась распечатать; на экране ПК появилась картинка с текстом: «Объем — 1444 страницы. Печатать нецелесообразно. Продолжить?» Спасибо, не надо! А ведь это для малого производственного предприятия общей численностью 12 человек.

Мы предлагаем форму налоговой декларации на одной странице со всеми налогами. Так сделано, например, в Швеции, где предприятие получает заполненную декларацию от налоговой инспекции. Если возражений нет — директор подписывает и отправляет обратно или пишет обоснованные возражения. С учетом наличия у ФНС систем АСК НДС-2, онлайн-касс и др. в России можно было бы сделать то же самое.

Необходимо навести порядок во внешней торговле.

Поступления от таможни составляют около 50% доходов ФБ РФ. Вместе с тем таможня дает половину от того, что должна давать. Это мы установили, выполнив по заданию Комитета Государственной думы по транспорту НИР «Администрирование внешнеторговых грузопотоков». По итогам нашей работы в 2015 г. в Думе создали комиссию высокого уровня и обнаружили, что в 2013 г. бюджет недополучил 2,5 трлн рублей из-за неполучения таможенных пошлин и НДС. Основные потери связаны с продажей продукции за рубеж своим фирмам по заниженной цене; а те продают ее конечному покупателю по рыночной цене. Это легко выявить с помощью общедоступной «зеркальной статистики», суть которой состоит в том, что сравнивается информация продавца и покупателя о проданном и полученном товаре.

Например, по данным Федеральной таможенной службы (ФТС), Россия в 2015 г. поставила в США нефтепродукты на 3,1 млрд долл., а по данным США, они получили из России эти товары на 9,0 млрд долл. Соотношение данных по нефтепродуктам с Германией составляет 10,9 млрд и 27,1 млрд долл.

Меры, предлагаемые для уменьшения контрабанды и коррупции, очень простые: Федеральная таможенная служба с применением «зеркальной статистики» должна обосновывать и подтверждать документами разницу своих данных и данных, представляемых странами-партнерами.

Необходимо повысить эффективность изъятия природной ренты.

Здесь у нас тоже большие резервы. Следует изменить порядок взаимодействия российского государства с добывающими компаниями: право добычи нефти, газа и др. следует давать компаниям на конкурсной основе с фиксированной платой за единицу добываемого ими сырья. При этом сырье остается в собственности государства, которое продает его по разумным ценам без использования офшоров и посредников. На таких условиях наши компании («Лукойл», «Газпромнефть» и др.) работают за рубежом.

Тогда наши компании будут заинтересованы в снижении издержек производства и повышении производительности труда.

В результате реализации этой меры можно будет снизить вдвое тарифы на энергоресурсы (бензин, дизтопливо, электроэнергию, тепло и т. д.). Одновременно дополнительные доходы бюджета составят 2,0–2,5 трлн руб. ежегодно.

Таким образом, можно утверждать, что реализация наших рекомендаций улучшит предпринимательский климат в России и даст бюджету дополнительные доходы от 8,0 до 11,0 трлн руб. ежегодно.

Источник: «Труды Вольного экономического общества»

Фото: официальный сайт Вольного экономического общества

Назад к списку
Поделиться
Следующая запись
Налоговая нагрузка на среднюю семью в России вдвое выше, чем в Германии